+7(926)208-66-66      2086666@mail.ru

Фонд науки и образования

Директива Евросоюза – борьба против отмывания «грязных» денег

В статье рассматриваются вопросы сотрудничества в борьбе против отмывания «грязных» денег.

В Европейском союзе с 26 июня сего года вступила в силу очередная, Четвертая директива по борьбе против отмывания «грязных денег». Первые три такие директивы уже давно действуют и в ходе их оперативного применения странами-членами ЕС выявилась необходимость дальнейшего расширения сотрудничества между ними в деле обеспечения условий финансовой безопасности для государства и бизнеса и предотвращения финансирования террористической деятельности. При этом именно обострение международного терроризма, затрагивающее практически все развитые страны, стало главным толчком, вынудившим их пойти на компромиссы и заняться сближением разделявших их ранее первоначальных позиций.


В этом плане необходимо также отметить такие важные документы, как Стокгольмская программа, в которой уже содержались призывы к странам-членам Евросоюза развивать сотрудничество в борьбе против отмывания «грязных денег» и Стратегия внутренней безопасности Евросоюза, в которой определены пять основных направлений сотрудничества государственных органов стран-членов Евросоюза по повышению безопасности жизнедеятельности на их территории.


В целом можно сказать, что в этом отношении ЕС следует примеру США, в которых уже давно приняты законы, предусматривающие меры уголовного преследования не только за инвестирование незаконно заработанных доходов в легальные сферы бизнеса, но и за любое содействие такому инвестированию со стороны работников банков, инвестиционных фирм, страховых компаний и иных организаций, оперирующих на денежных рынках и на рынках капиталов. В частности, еще в марте 2012 года Европейская комиссия приняла Рекомендации о замораживании и конфискации доходов от преступной деятельности в Евросоюзе, в которых государства-члены ЕС призываются к сотрудничеству в целях мобилизации институциональных, финансовых и человеческих ресурсов этих стран для выявления, ареста и конфискации любых активов, заработанных преступными путями.


В новой Директиве поставлена задача усилить меры по защите внутреннего рынка от наплыва преступных доходов и от террористической деятельности путем общего «очищения» бизнес-среды и повышения стабильности, устойчивости и целостности финансовой системы Евросоюза.


Как известно, политика по устранению барьеров на внутреннем рынке ЕС не только облегчает ведение легального бизнеса на всей территории Евросоюза, но также и открывает более широкие возможности для отмывания денег и финансирования терроризма. В этих условиях преступным элементам становится легче скрывать или маскировать истинную природу, источники и права собственности на денежные средства или иные активы и представлять их в качестве внешне легальных поступлений и капиталов. Кроме того, для финансирования терроризма могут использоваться и доходы от вполне законной деятельности, а сами террористические организации могут вкладывать свои средства в приносящие законный доход виды деятельности. Отсюда видно, что отмывание денег и финансирование терроризма сами по себе создают особые риски для сохранения целостности, надлежащего функционирования, репутации и стабильности финансовой системы.


К примеру - Международная некоммерческая организация Transparency International, специализирующаяся на борьбе с коррупцией, отмечает, что новая директива ЕС предусматривает даже более высокую прозрачность при раскрытии данных о владении компаний, чем страны договорились на уровне «Большой двадцатки». Предполагается, что в составляемом новом реестре будут указаны имена, даты рождения, национальность и место постоянного проживания реальных владельцев европейских оффшоров, трастов и других юридических лиц, зарегистрированных на территории стран ЕС. При этом неограниченный доступ к информации, содержащейся в реестрах, получат правоохранительные и государственные органы ЕС, а также «юридически обязанные лица», такие как банки или юридические фирмы. Однако реестр не будет полностью доступен для представителей широкой общественности: журналисты и некоммерческие организации смогут запросить частичный доступ к чувствительной информации, но они обязаны будут доказать свой «законный интерес» к ней. Информацию о бенефициарах трастов и вовсе смогут получить только правительственные ведомства.
Здесь необходимо отметить и тот факт, что новое законодательство Евросоюза затронет и российских владельцев компаний, зарегистрированных в Европе.


А поскольку, как показывают отчеты международной организации Global Financial Integrity, Россия является одним из ведущих «поставщиков» нелегальных финансов в мире, пропуская по этому показателю вперед только Китай. Отсюда можно сделать вывод, что все возможные финансовые выгоды от преследования, по новым правилам, их нарушителей из числа российских граждан получат власти стран Европейского союза.

А суммы таких подверженных контролю (с возможной последующей конфискацией) денежных транзакций весьма велики. Так, в ведущих развитых странах мира объем средств, ежегодно проходящих через каналы отмывания грязных денег, составляет от 2,5 % до 5 % ВВП этих стран. Что же касается России, то, согласно последнему докладу GFI, в 2012 году отток нелегальных средств из нашей страны составил более 120 млрд дол. США. А за период с 2003 по 2012 год из России было выведен почти $1 трлн дол. США.


Поэтому, как очевидно, для России все эти моменты также имеют серьезное значение. Однако пока еще в нашей стране далеко не сформировано однозначно отрицательное отношение – как со стороны общества в целом, так и многих государственных чиновников – к использованию в легальной коммерческой и политической деятельности доходов неясного или даже откровенно преступного происхождения.


Этому способствует тот факт, что пока наши государственные органы весьма робко приближаются всего лишь только к декларированию доходов граждан – но вовсе не к выяснению их происхождения. В связи с этим в РФ нет и необходимости в «отмывании» денег как в таковом (что в развитых странах имеет форму проведения этих денег через счета уплачивающих все налоги легальных бизнес-организаций), а отсюда и нет потребностей в каком-либо амнистировании доходов и капиталов – а также и их собственников, к которым и так никаких обвинений не предъявляется. Более того, в нашей экономике вполне успешно функционируют предприятия – в том числе и такого важного значения, как аэропорты, финансовые учреждения, СМИ и т.д. – собственники которых вообще не известны ни государству, ни обществу.


Интересно и то, что РФ является подписантом множества международных соглашений по борьбе против отмывания денег и по противодействию финансирования терроризма и в этом качестве должна участвовать в обмене информацией с другими странами по расследованиям, открытым и ведущимся этими странами – в том числе и против российских граждан! И есть основания полагать, что в период санкций уклоняться от этих своих обязанностей России будет совсем не просто.


Ну а все конфискации и захваты собственности, происходящие от такого рода «совместных» расследований, всегда будут только в пользу бюджетов этих стран – но не России, которая аналогичного внутреннего контроля и регулирования (в первую очередь, налогового) пока не имеет. А планируется вводить или нет, покажет время.

 

Список источников
1. http://paymentscompliance.com/regulatory-tracker/4th-anti-money- laundering -directive.
2. http://www.europarl.europa.eu/news/en/news-room/content/;
3. 20141216IPR02043/html/Money-laundering-Parliament-and-Council- negotiators-agree-on-central-registers.
4. http://top.rbc.ru/politics/18/12/2014/549199569a7947499c557635.
5. URL: http://rosnou.ru/ - сайт Российского нового университета.
6. URL: http://www.hse.ru/- сайт Высшей школы экономики.
7. URL: http://www.nalog.ru/rn77/ – сайт Федеральной налоговой службы.
8. URL: http://government.ru/ – сайт Правительства России.
9. URL: http://Налоговый-институт.рф – сайт Налогового института РосНОУ.

Наши партнеры

  • Институт миграции и межнациональных отношений
  • Налоговый институт Российского нового университета
  • Центр налогового администрирования и финансового управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
  • Международная консалтинговая компания ICG
  • Институт налогового менеджмента и экономики недвижимости Высшей школы экономики
  • Факультет
  • Журнал «Налоговая политика и практика»
  • Институт налогового консультирования
  • Налоговый колледж